Логин, Email или тел.:

Пароль:

Интервью с группой ULTAR

Выходцев из студеной Сибири Ultar можно смело рассматривать как один из самых ярких и наиболее интересных проектов отечественной метал-сцены. Вышедший в 2016 году дебютный альбом "Kadath" стал мощным заявлением - работа, вне всяких сомнений, получилась интересной и амбициозной.

Представленный на дебюте микс из блэка и пост-металла, помимо одиночества и холода бескрайних просторов дикой Сибири, несет в себе и ощутимую долю мистической созерцательности миров, расположенных по ту сторону сна в произведениях Г.Ф.Лавкрафта, творчество которого является базовой концепцией Ultar. Готовящийся к выходу новый альбом Ultar должен стать еще более захватывающим путешествием в тайные миры. Недавний сингл "Swarm" стал многообещающей прелюдией.

В рамках специального интервью для Dark-World.ru фронтмэн Ultar Глеб, а также гитаристы Максим и Денис рассказали о том, что нам ожидать от нового альбома, о творческом процессе и особенностях студийной работы.

Итак, что сейчас происходит в группе, какие последние новости?

Глеб: В последние месяцы мы активно занимались концертной деятельностью, в апреле мы дали 13 концертов в рамках Dagon tour 2018, дали ряд концертов с группой Сруб, а также выступили с Wiegedood из Бельгии. А недавно мы вернулись из тура, в котором делили сцену с Myrkur. Весна - отличное время для туров, и мы не теряем времени. Также мы почти закончили запись альбома и занимаемся подготовительными работами для его издания. В данный момент это основная наша задача.

Давайте поговорим о вашем недавнем сингле "Swarm". В пресс-релизе сказано следующее: "Эта песня прошла с нами сквозь года и стала нашим гимном. Она напоминает нам о том, что вместе мы сильнее любых преград и трудностей". То есть песня сама по себе не новая? Расскажите подробнее о содержании озвученного заявления.

Денис: Да, песня была написана достаточно давно, ещё в то время, когда мы играли под другим названием. (тогда парни работали под вывеской Deafknife - авт.) И по прошествии времени мы то и дело возвращались к ней, играли с удовольствием её на репетициях и концертах. Понимая, что на момент её первоначальной записи отсутствие опыта не позволило нам раскрыть её потенциал в полной мере, мы решили воплотить её в новом звучании.

Макс: Песня была придумана в 2012 году, изначально она носила другое название и звучала совсем по-другому. Раньше мы достаточно часто играли ее, но после выхода "Kadath" сосредоточились на исполнении нового материала. Во время записи нового альбома появилось желание записать эту песню в новой окраске. Песня имеет боевой дух, она рассказывает о нашем непростом пути.

И видится мне, что вы над композицией серьезно поработали, поскольку звучит она даже не в духе дебюта, а скорее развивает заложенные на предыдущем альбоме идеи, верно?

Денис: Конечно, мы взглянули на неё уже по-новому и доработали так, как мы видим её сейчас. Нам не было интересно банально перезаписать песню, наш подход к творчеству сильно изменился с тех пор, и мы добавили в неё то, чего ей, на наш взгляд, не хватало.

Макс: У нас было несколько лет на то, чтобы пересмотреть содержание песни. Мы серьезно потрудились над аранжировкой, чтобы выделить самые сильные места композиции.

Композиция "Swarm" войдет в альбом именно в таком виде, как она была представлена на сингле, или будет другая версия, альбомная?

Денис: Она, скорее всего, будет иметь немного отличающееся общее звучание, но по структуре останется такой же.

Новый альбом готов уже полностью, или все же осталось добавить последние штрихи?

Денис: Сейчас мы можем сказать, что альбом полностью готов, и дело осталось за малым.

Что нам ждать от следующего альбома, каким он будет? Думаю, небольшое превью будет вполне уместно.

Денис: Точно можем сказать, что следующий альбом будет заметно тяжелее и мрачнее нашего дебютного альбома "Kadath". Он будет иметь примерно ту же длительность - около 45 минут. Что касается звучания, то мы очень основательно поработали над продакшеном и потратили немало времени на сведение для того, чтобы вывести наше звучание на новый уровень, сделать его более чистым и при этом мощным. Это была очень непростая и кропотливая работа, которая потребовала немало времени.

Макс: Альбом получился очень тяжелым и монолитным по характеру звучания. Его содержание несет повествовательный характер, как и на нашем дебютнике. Мы много экспериментировали со звучанием гитар, создали по-настоящему таинственную и даже пугающую атмосферу.

Это вновь будет концептуальный альбом?

Денис: Да, именно так. Его рабочее название "Pantheon MMXVIII".



Как проходила работа над альбомом? Отличался ли процесс работы над материалом, если сравнивать с предыдущей записью?

Денис: Да, процесс работы над альбомом в этот раз существенно изменился по сравнению с дебютным альбомом. Если при работе над "Kadath" мы записали все инструменты в студии в течение короткого срока, то в этот раз мы решили потратить больше времени на то, чтобы уделить должное внимание всем деталям. Сам процесс записи стал более последовательным. Аранжировки на этом альбоме стали намного насыщеннее и богаче, и их осмысление тоже потребовало определённого времени.

С какими сложностями вы столкнулись при записи первого альбома, которые удалось преодолеть при записи его преемника?

Денис: В первую очередь это, конечно, отсутствие должного опыта и понимания, что и как именно нам нужно делать. Было общее понимание и видение, но не более того. Иными словами, можно сказать, запись делали на ощупь. В этот же раз мы намного более осознанно и уверенно себя чувствовали в процессе записи.

Теперь обсудим недавний совместный тур с вашими земляками Сруб. Как прошел тур и насколько успешным он оказался?

Макс: Нам нравится делить сцену. Недавний тур вместе со Срубом был отличным решением и являлся частью нашего большого тура, который назывался Dagon tour 2018. Мы дали ряд очень успешных шоу. Думаю, что мы ещё поработаем вместе.

Это ведь не первый ваш совместный вояж? И насколько я знаю, часть состава Ultar выступает вместе со Срубом? Расскажите, с чего началось ваше сотрудничество и что лежит в его глубинной основе?

Макс: Мы уже не первый раз работаем вместе. В ноябре прошлого года мы дали совместные концерты в Санкт-Петербурге и Москве. Несколько лет назад у нас был совместный концерт в Новосибирске, и мы подумали, что было бы здорово когда-нибудь разделить сцену вновь. Ещё была совместная песня, где Глеб записал партию вокала для Сруб. Летом прошлого года у нас появилась идея сделать совместный тур с группой Сруб. Позже все сложилось так, что Денис, Влад и я выполняем роль концертных участников Сруб.

Не планируете продолжить совместную работу в студии?

Денис: У группы Сруб уже есть записанная песня, где поучаствовал наш вокалист Глеб. В свою очередь, на нашем новом альбоме будет задействован Игорь из Сруба, поэтому можно сказать, что сотрудничество уже отчасти переместилось в студию.

Пока что ваша лирика была исключительно на русском языке. Не было ли мыслей попробовать использовать английский язык? Как ваши земляки из Below The Sun, например…

Глеб: Нет. Мне нравится исполнять песни на родном языке, вокал приобретает особую грубость. К тому же мы не испытываем проблем с восприятием нашей музыки за границей. Сохранить свою локальную идентичность не так просто в наши дни. Именно поэтому культура речи умирает, происходит подмена слов и смыслов. Почему чужое должно быть лучше собственного? Я не считаю, что есть необходимость петь на не родном для меня языке.

Учитывая ваше отдаленное местоположение, даже по российским меркам, у вас должно быть четкое видение грамотного продвижения своей музыки. Неплохой контракт с зарубежным лейблом подтверждает это. Поделитесь своим опытом и мыслями по этому поводу?

Глеб: Наличие лейбла в нашем случае - это поддержка по продвижению нашего промо за рубежом. Успехи в виде рецензий на наш альбом в авторитетных печатных и онлайн СМИ, типа Metal Hammer и New Noise, в России производит не очень большое впечатление. Тут не понимают, что значит попасть в топ Spotify, он у нас недоступен к тому же. Но живые концерты пробивают любителей тяжелой музыки в нашей стране, мы стараемся как можно чаще давать концерты и ездить в туры.

Мне вообще кажется, что наши музыкальные издания в ряде случаев до сих пор пренебрегают отечественными группами. И я вполне могу их понять, а где-то даже поддерживаю. Но в таком подходе сложилась определенная стереотипность. И даже если появляется действительно качественная группа, ее игнорируют, невзирая ни на какие характеристики, просто потому, что она "наша". Потом мы открываем какой-нибудь Metal Hammer и там видим хорошие рецензии на тот же Ultar, Evoke Thy Lords, Below The Sun, иностранные лейблы подписывают контракты и продвигают музыку этих групп уже у себя дома. А наши при этом только неопределенно хмыкают. Вот почему так? Что это - пережиток совка или некий латентный комплекс неполноценности?

Денис: Наверное, это некая смесь и того, и другого. Вполне возможно, что у слушателей за всё время, особенно если учесть тот дефицит и состояние сцены, которые были ранее, сформировалось ощущение вторичности, если угодно, даже второсортности отечественных групп, и это отчасти оправданно. Принадлежность исполнителя к зарубежной, в особенности западной сцене, могло служить определённым гарантом качества и подкреплять его авторитет. И сейчас это отношение может поддерживаться просто по инерции. Здесь можно провести аналогию с какими угодно товарами, будь то автомобили, электроника и так далее. Здесь работает одинаковый принцип, потому что музыку можно и нужно рассматривать как продукт. Я думаю, подобное отношение не изменится до тех пор, пока не появится пара-тройка действительно сильных имён, о которых будет знать весь мир и которые будут на всех крупнейших площадках. Тогда бумеранг вернётся.

Не кажется ли вам, что за последние лет 10 концепция существования групп изменилась? Раньше группа в первую очередь была частью большой индустрии, в рост которой вкладывались средства, пока группа не становилась центром притяжения собственной вселенной. А сейчас группы - это, по большому счету, маленькие независимые творческие единицы, такие себе звезды-карлики.

Денис: Всё именно так и это невозможно не заметить и не признать. Сейчас на самих исполнителях лежит больше ответственности, но одновременно с этим они имеют и намного больше возможностей. Музыканты становятся более автономными. И это определённо к лучшему, ведь в этом случае исключаются ситуации, когда на группу может кто-то повлиять, заставляя отклониться от собственного творческого пути. Лично нам такое направление развития весьма по душе, потому что нам нравится быть максимально вовлечёнными во всё, что происходит с группой и иметь полный контроль.

Что у вас сейчас происходит с барабанщиками? Кажется, это стало некой ахиллесовой пятой Ultar. По крайней мере, на последнем официальном фото вас четверо…

Денис: У нас всё отлично, с нами играет наш постоянный барабанщик Влад, и это тот человек, который нам всегда требовался. У него был своеобразный отпуск, в течение которого мы играли с сессионными барабанщиками, но вообще он в составе на постоянной основе с 2016 года.

Я помню самые первые фото Ultar, на которых группа выглядела весьма непритязательно. Нормальный такой пост-метал. Но сейчас вы пришли к выверенному имиджу, который я бы назвал даже элегантным. Вот об этом поподробнее. Кто у вас выполняет роль стилиста, работает над эскизами и т.д?

Денис: Мы поняли, что для того чтобы полностью погрузить слушателя в атмосферу своего творчества на концерте, музыкант должен и выглядеть соответствующим образом. При этом нам хотелось, чтобы наши костюмы не отвлекали от самой музыки, поэтому мы сделали их довольно строгими и аскетичными. Общие идеи насчёт внешнего вида мы обсуждали все вместе, а эскизы для костюмов разработали Глеб и Максим. Они по образованию преподаватели изобразительного искусства, поэтому они всё сделали собственноручно.

Вопрос персонально к Глебу. Ты являешься обладателем не просто мощного, но и узнаваемого вокала. Как ты развивал свой голос и когда обнаружил в себе эту способность?

Глеб: Я начал заниматься примерно в 12 лет под впечатлением от Behemoth, Cradle of Filth и Satyricon. Тогда никакой информации о правильном звукоизвлечении не было. Я обучался самостоятельно и интуитивно в процессе очень частых репетиций - 4-5 раз в неделю. Мне удалось ни разу не повредить голос. Возможно, мне просто повезло. Когда у меня появился доступ к звукозаписывающему оборудованию, случился огромный рост в качестве исполнения, я получил возможность заниматься вне репетиций.



Глеб, насколько я знаю, ты занимаешься преподаванием вокала и вокальных техник. Расскажи подробнее об этой части своей деятельности. Как ты вообще пришел к практике преподавания? Быть грамотным педагогом подразумевает и отчасти быть психологом. Когда ты почувствовал в себе это призвание?

Глеб: У меня есть педагогическое образование. Я разработал методику обучения, основываясь на своём собственном опыте исполнения. Я преподаю в Красноярске уже около четырех лет, а недавно начал давать уроки дистанционно по скайпу иногородним.

Концепция Ultar основана на творчестве Г.Ф.Лавкрафта. Вообще к его творчеству обращаются очень многие не только в музыке, но и в кинематографе, изобразительном искусстве. Однако, как правило, выходит или недостаточно убедительно, или откровенно плохо. Что касается музыки, то именно она во многих случаях намного лучше передает суть и атмосферу творчества этого писателя. Возможно, все дело в том, что ее восприятие построено на эмоциях и воображении, давая в большей степени определенное ощущение, а не завершенную картину? Ведь и в своем творчестве Лавкрафт любил использовать намеки и создавал атмосферу, а не рисовал конкретные образы.

Глеб: Эстетическая функция произведения искусства подразумевает под собой общение со зрителем, включение чувственного бессознательного восприятия, которое стимулирует воображение в нужном ключе, только оно способно откликнуться на сокрытые образы автора. Некоторая недосказанность для нас - признак хорошего вкуса.

Вы не задумывались о том, что порой искусство интуитивно ощущает нечто большее в мироздании, чем мы видим и знаем о его устройстве? Приходят некие образы, которые трудно описать и изложить в строгих научных формулах. Это что-то, что скрыто под поверхностью – незримо присутствует, но постоянно ускользает, когда ты пытаешься его ухватить. Скопировано с Dark-World.ru. Что скажете?

Денис: Возможно дело в том, что все процессы созидания происходят по схожим законам и принципам. Разнятся лишь масштабы, и это, в конце концов, приводит к идее фрактальности всего мира. И таким образом люди, причастные к искусству, знакомые с процессом создания чего-то нового, одновременно с этим приобщаются к самой сути всего.

Макс: Произведение автора несет с собой особый взгляд, чувственная сущность транслирует свой взгляд на мир. Созданная связь, которая является с образами произведения, заставляет почувствовать магию замысла.

На этом все. В завершение можете рассказать о ваших дальнейших планах.

Глеб: Мы занимаемся расширением своего концертного маршрута на осень, и если все получится, больше людей смогут увидеть нас и послушать вживую. Следите за новостями. Скоро новый альбом будет готов.

Беседовал: Alister
15 июня 2018 г.
Добавил hedmark | Просмотров: 1687