Логин, Email или тел.:

Пароль:

Master\
Информация
Рейтинг: 
Стиль: Avant-garde Metal, Black Metal, Thrash Metal
Откуда: Чехия
Сущ.с 1987 по н. в.
Состав группы
Вокал, гитара, ударные: 
(с 1987) 
Franta Štorm
Гитара: 
(с 1989) 
Necrocock
(Tomáš Kohout)
Ударные: 
(с 2012) 
Honza Kapák
Бас-гитара: 
(с 2017) 
Petr Rámus Mecák
Гитара: 
(с 2017) 
Petr "Blackie" Hošek
Бывшие участники
Гитара: 
(1988-1989) 
Míla Křovina
Бас-гитара: 
(1987-1989) 
Milan Fibiger
Ударные: 
(1989-1990) 
Carles R. Apron
Ударные: 
(1987-1989) 
Ferenc Fečo
Ударные: 
(1988) 
Ulric For
Ударные: 
(1990-1992) 
Mirek Valenta
Клавишные: 
(1990-2009) 
Vlasta Voral
Бас-гитара: 
(1990-1992, 2009) 
Monster
(Tomáš Vendl)
Литавры: 
(1989-1993, 2009, 2013-2015, 2018) 
Silenthell
(Honza Přibyl)
О группе "Master's Hammer"
Начало группе было положено в 1987 г. двумя студентами пражской Академии изобразительных искусств. Вскоре в тесной стршешовицкой репетиционной была в спешке записана первая демо-кассета "The Ritual Murder", материал которой был вдохновлен ранним Bathory. Тогдашний состав группы представляли вокалист/гитарист František (Franta) Štorm, басист Milan Fibiger и ударник Ferenc Feco. В 1988 г. выходит следующее демо "Finished", на котором представлен сырой по звучанию, но композиционно продуманный материал с характерными "сказочно-инфернальными" гитарными гармониями, местами навеянными народной музыкой. На демо была представлена ранняя версия вошедшей впоследствии в дебютный полноформат песни "Jáma pekel" ("Пекло", т. е. преисподняя в народных представлениях христианизированных славян), а также трек "Šánečto", название и текст которого представляют собой инверсивное прочтение чешскоязычного варианта молитвы "Отче наш". На этом демо группа впервые использует литавры (что впоследствии станет одной из константных черт ее звучания) и единственный раз в истории - карпатский инструмент цимбалы.

В 1989 году место покинувшего ряды группы литавриста занимает бессменный с тех пор Honza "Silenthell" Přibyl, а место второго гитариста - увлеченный изучением патологической анатомии и сексуальных перверсий Tomáš "Necrocock" Kohout. О том, как Некрокок был принят в группу, рассказывает Франта Шторм:

Цитата (из чешскоязычного интервью начала 90х)
Одной дождливой ночью я пришел домой и нашел в почтовом ящике письмо, пропитанное кровью. Это был кандидат на вакантное место гитариста. Письмо было совершенно нечитаемым, в комплекте к нему шло много шизофренических иллюстраций. Мы сразу же решили принять его.

В реформированном составе группа хотела приступить к записи следующего демо весной 1989 года, но этому помешала практика Necrocock'a в психиатрической лечебнице. Лишь в декабре 1989 они отправились в Dark Ceremonies Studio и за 4 дня записали демо "The Mass", текст последнего трека которого взят из "Макбета" У. Шекспира. После этого Fibiger покидает МН, чтобы посвятить себя "цивильным" направлениям музыки (таким, как джаз и фанк), а также иллюстрированию книг.

Падение репрессивного коммунистического режима в конце 1989 года дало возможность официальной реализации metal-музыки. В 1990 году на пражском лейбле Monitor выходит первая компиляция "Ultrametal", в которую вошли треки МН "Zapálili jsme onen svět" ("Мы сожгли иной мир") и "Geniové" ("Гении"; подразумевается трактовка термина в контексте западного оккультизма Нового времени, т. е. личный дух-хранитель, с которым вступают в союз с целью обретения тайного знания). На последнюю впоследствии был снят видеоклип.

В ноябре того же года выходит еще одна демо-кассета "The Fall of Idol", написанная, по утверждению Štorm'a, "полностью под знаком А. Ш. ЛаВея". Это первая запись, в которой участвует выходец из академической среды клавишник Vlastimil (Vlasta) Voral, единственный из состава на тот момент, кто знал нотную грамоту. Его разница в возрасте с остальными участниками составляла 10-17 лет. Voral, хоть и никогда не являлся поклонником метала, внес серьезный вклад в формирование стиля группы и во многом ответственен за реализацию задумки Štorm'a скрестить метал и оперетту.

Дебютный полноформатный альбом "Ritual" содержал 9 доработанных композиций, ранее представленных на демо-кассетах, и две новые инструментальные. Трек "Útok" ("Атака"), присутствовавший на демо "The Fall of Idol", группа посвятила ЛаВею. На песню "Černá svatozář" ("Черное гало") выходит видеоклип. Вскоре после выхода альбома сотрудничество с Monitor было прекращено. Связи в андеграунде дали группе возможность в 1991 выпустить двухпесенный ЕР "Klavierstuck" на берлинском лейбле Poserslaughter. Форма песен, представленных на данном ЕР, определяла стиль следующей работы группы – блэк-металл оперетту с оригинальным либретто фронтмена группы Franta Štorm’а. Можно предположить, что идея скрестить метал и оперетту была вдохновлена творчеством группы King Diamond, об увлечении которым Štorm упоминает в интервью 1990 года, еще до выхода Ritual.

Цитата (Franta Štorm, интервью вебзину Queens of Steel, 2012)
Блэк метал был для нас не целью, а только инструментом. Я люблю жанр оперетты и исполняю некоторые из его образчиков в пабе с друзьями. Сентиментальной лирике мы предпочитаем эпические истории, что идеально подходит нашему настрою, проникнутому циничным юмором.

Цитата (интервью журналу Nocturnal Cult, 2009)
В большинстве своем оперетты имеют глупые тексты, и это нам хорошо подходит. Фривольные легкомысленные вирши отлично ложатся на нашу простую музыку.

Записанная осенью 1992 года демо-кассета Jilemnický okultista ("Оккультист из Йилемнице") привлекла внимание французского блэк-ориентированного лейбла Osmose Productions, и вскоре был выпущен полноформатный альбом с тем же материалом и англоязычными названиями и треклистом. Это концептуальный альбом со сквозным повествованием. В противовес замкнутому, первобытно-хтоничному и нехитово-самодостаточному Ritual, местный материал отличается эпичностью и театральностью, обилием пространственных панорамных партий соло-гитары и богатой симфонической составляющей c влияниями экспериментальной электронной музыки, за которую был ответственен клавишник Voral. Действие происходит в 1913 году, когда территории, где локализуется город Йилемнице, принадлежали Габсбургской монархии. Это были времена, когда в высших кругах тамошнего общества процветала мода на спиритизм.

История рассказывает об оккультисте по имени Атрамент, прибывающем в Йилемнице с целью обучения в университете. Он приезжает в поместье Спиритуса и влюбляется в его дочь Каламарию (которая тоже оказывается оккультисткой). Но обнаруживается, что у него уже есть конкурент в лице главы поместья Сатраполда, который, арестовав Атрамента, похищает Каламарию, привозит ее в свой замок и строит план отправиться с ней в Каир. Пока он собирается приступить к его реализации, Каламария, используя свои знания тайных наук, узнает, что под видом Сатраполда ее похитил самозванец Пёбельдорф, вознамерившийся временно занять пост главы поместья, присвоить его богатства и уехать в другую страну начать новую жизнь. Впоследствии, благодаря ее разоблачению, Пёбельдорфа арестовывают, а Сатраполд и Атрамент выходят на свободу.

Контракт с Osmose Productions дал группе возможность обзавестись иностранными поклонниками. Происходит переиздание дебютного полноформата, труднодоступного до того за пределами Чешской Республики. Однако вскоре группа практически прекращает свою деятельность. Из оригинального состава остаются только František Štorm и Vlasta Voral. Necrocock же основывает готик-индастриал-метал коллектив Kaviar Kavalier, чья концепция посвящена сексуальным извращениям, и возобновляет деятельность своего самоназванного дарк-металлического проекта, записывая и издавая альбом, посвященный погребальной обрядности (демо-записи материала существовали уже в 1992 году). Оставшиеся вдвоем, Voral и Štorm начинают подготовку материала для нового экспериментального альбома.

На вышедшем на Kron-H, дочернем подразделении Osmose prod., релизе "Šlagry" ("Шлягеры") почти не осталось металлических атавизмов, зато нашли закономерное развитие тенденции, связанные с привнесением в блэк инфлюэнций из других пластов музыки. По словам Шторма, это был "эксперимент, нацеленный не только на слушателей метала" и "ответ тем, кто считает блэк-музыкантов безликими клонами, зацикленными только на дисторшированных гитарах, даблбейсе и воплях "аааррргх!".Пластинка представляет собой студийную работу дуэта Štorm + Voral, состоящую из довольно эксцентричных (вдохновленных композиторами-модернистами и ранней электронной музыкой) синтезаторных каверов на классические произведения и популярные песни различных стилей.

Здесь отразились консерваторское прошлое Voral'a и его интерес к композиторам-романтикам второй половины XIX века (обработка "Набукко" Дж. Верди и фрагмент из клавираусцуга №849 К.Черни) и более поздней академической музыке (переигровка "Танца с саблями" А. Хачатуряна), увлечение Štorm'a немецкими и австрийскими военными маршами (в половине треков присутствуют маршевые ритмы и синтезированная труба), не обойдены вниманием чешский фольклор (трек "Ach, synku, synku" - обработка народной песни, "Půjdem spolu do Betléma" - рождественская колядка) и рок-н-ролл 60-х годов (кавер вещи Чака Берри). Единственная металлическая вещь на альбоме – "Hlava Modernistova" в ключе "Ritual". В нескольких интервью 2010-х годов Štorm называет Šlagry своим любимым альбомом МН и говорит, что он принес им новых поклонников, которые не были до этого знакомы с экстремальным металом.

В дальнейшем проект сворачивает свою деятельность. В последующие несколько лет Štorm заканчивает образование (его дипломной работой были иллюстрации к "Сатанинской библии" ЛаВея), создает собственное типографское предприятие и занимается преподаванием в пражской Академии изобразительных искусств; Necrocock занимается своими металлическими и электронными проектами, работает в крематории и в прозекторской, а позже открывает комнату медицинского фетиша; Voral возвращается к преподаванию музыки. Весной 2003 года в телерепортаже, посвященном группе, Štorm категорично заявляет о невозможности реанимации группы. То же утверждает и Necrocock в интервью, посвященном Kaviar Kavalier: "Вероятность реюниона? Нулевая. Годы, проведенные мной в МН, были очень изнурительны".

В 2009 году под влиянием переезда от городской суеты в сельскую местность, совместных поездок в Индию и изучения индийских духовных практик, распития старого рома и раскуривания некоторых занятных вещей Štorm и Voral преисполняются вдохновения начать работу над новым материалом и успешно уговаривают Necrocock'a и Silenthell'a. Скопировано с Dark-World.ru. Группа принимает твердое решение оставаться до конца своих дней чисто студийным проектом, а также заниматься продюсированием, изданием и распространением материала своими силами, обходясь без помощи лейблов. В сентябре-октябре группа занимается сочинением материала в свежеотстроенной Štorm'ом Jihosound studio, и в октябре проводятся запись и сведение.

В декабре 2009 года увидел свет "Mantras" - первый альбом группы за 14 лет и по совместительству наиболее эклектичная ее работа на сегодняшний день. В плане гитарной работы альбом объединяет наследие The Jilemnice Occultist и причудливые "узловатые" мелодии, характерные для личного проекта Necrocock'a. Также присутствуют инфлюэнции из готик рока (непримоченные гитары Necrocock'a и ритмические рисунки драм-машины), психоделического рока (использование Voral'ом органа Хаммонда), народной музыки и из разных пластов электронной музыки, вплоть до новой волны и диско, составлявших значительную часть плейлиста Štorm'a в те годы. В треках "Až já budu v hrobě hníti" ("Когда я буду гнить в гробу") и "Čerti" ("Черти") в качестве основных мелодических линий использованы южнобогемские фолковые мелодии.

Тексты альбома искрятся сарказмом и, в противоположность ранним работам, основаны на жизненном опыте Štorm'a, в частности, пришедшихся на середину 2000-х годов путешествиях в Индию, поездках в богемскую сельскую глубинку и инцидентах, связанных с работой в типографии. Также альбом содержит новую интерпретацию самой старой вещи с дебютного полноформата, Jáma pekel, с включениями танцевальной электроники и записей лягушачьего кваканья, сделанных Štorm'ом и Voral'ом летом 2009 года при возвращении ночью из паба.

Для записи следующего альбома “Vracejte konve na místo” ("Возвращайте лейки на место" - надпись на устанавливаемых на чешских кладбищах стеллажах с посудой для полива могильных цветников) Štorm решает минимизировать использование синтезаторов, сведя их роль к скупой фоновой подложке в нескольких треках. В интервью он объясняет это своей усталостью от клавишноориентированного метала, но есть подозрение, что причины лежат в разногласиях между двумя ядрообразующими членами группы и покинувшим ее клавишником Voral'ом, который стал все больше проводить времени в Индии и окончательно потерял интерес к работе с МН (в будущем группа начнет еще больше, чем прежде, использовать клавишные и электронику, и отвечать за это будет Štorm). Вместо этого они использовали этнические духовые инструменты. Для записи был приглашен мастер горлового пения Ivo Charitonov (в буклете указан как Joe Harper), исполнивший партии горлового пения и сыгравший на варгане.

Альбом написан Štorm'ом в одиночку, Necrocock помогал только в двух треках, соответственно, практически исчезло влияние его идей на гитарные партии, зато появился его характерный высокий болезненный бэк-вокал. В целом, Štorm хотел взять курс на более жесткое звучание с минимизацией посторонних включений. По этой причине он не привлекал к записи литавриста Silenthell'a. Местами встречаются нехарактерные для МН "нордические" риффы, которые могут напоминать ранний Immortal. Тексты сильно потеряли в желчности и гротескности подачи и наполнены фрустрированностью и разочарованием в неотвратимых изменениях, несомых ходом вещей, с непониманием, что этому противопоставить. Štorm описывает альбом как "интроспективный и самотерапевтический"; в интервью, взятом спустя три месяца после выхода, он скажет: "состояние духа, отраженное на альбоме, ушло вместе с прошедшей зимой и, я надеюсь, никогда не вернется".

В соответствии с ясно читающимся желанием Štorm'a сделать альбом более "традиционно металлическим", был привлечен живой ударник Jan Kapák, переигравший до того в множестве блэк- и дэт-команд. Мастерингом занимался Petr Hošek, бывший гитарист легендарных Root и лидер проектов Cales и Blackosh. За счет перечисленных факторов альбом был более тепло встречен консервативной металлической аудиторией, чем его предшественник.

В феврале 2014 года группа (в составе Necrocock - гитара, Silenthell - литавры, Štorm - все остальное) вновь отправляется в Jihosound studio и в мае выходит следующий релиз Vagus Vetus. Это второй (после "Йилемницкого оккультиста") концептуальный альбом группы за ее историю. О концепции рассказывает Štorm:

Порожденный моей фантазией старый странник (блуждающий Ветус) продирается через странный лабиринт, где ничего хорошего не ждет его. Разочарованный в прогрессе и современной жизни, он наслаждается звуками эоловых арф и посмертного метеоризма. Он находит свое утешение в гедонистическом опыте. Фразеология экстремального металла, сама по себе жалкая и затасканная, хорошо подходит для выражения этих тем.

В соответствии с концепцией, альбом более эпичный, чем предыдущий, и еще более скоростной, жесткий и "металлический". Чистым вокалом теперь поет и Štorm, также он отвечал за живые ударные. Драмминг на альбоме в типичном ключе чернотрэша, с обилием даблбейса. Гитарная работа более разнообразная, чем на предыдущем альбоме, и вновь усилилось влияние Necrocock'a. Один из треков посвящен Ярославу Панушке, чешскому художнику рубежа XIX-XX в., известному работами фантастической, сказочной и хоррор-тематики.

В том же году выходит сплит с Blackosh, посвященный "сентиментальным воспоминаниям о временах, когда мы делали так называемый настоящий блэк". На сплите часть МН представлена треком "Pod vrstvou prachu" ("Под слоем пыли"). Štorm рассказывает о нем:

"Я нашел два письма на пыльном чердаке: одно от Эйстейна "Евронимуса", другое от Графа Гришнака. Интересные воспоминания... Содержания писем были сходны, в ранние 90-е оба имели намерения продавать записи с некоторым материалом МН, и песня во многом об этом."

Зимой 2015-2016 Štorm сочиняет материал для следующего полноформата, и с января по март происходит запись в составе: Kapak - ударные, Necrocock - гитара, Štorm - гитара и синтезаторы. Альбом, названный "Formulæ", выходит 30 мая. Štorm описывает тематическую подоплеку альбома как "простые заговоры для вызова духов, поиск магии в повседневной жизни". Материал отражает увлечение лидера проекта немецким индастриалом и ЕВМ (осенью 2015 года он создал индустриальный сайд-проект Mortal Cabinet) и содержит массивные вливания различных современных направлений постиндустриальной музыки, представляя совсем иной подход, чем был у Voral'a с его академическим образованием и тягой к старой экспериментальной электронике. Электроникой же представлены и большинство мелодических построений. Гитары упростились и порой служат только для создания фоновой тяжести и драйва.

В начале 2018 года группа удивляет поклонников внезапным релизом альбома под названием "Fascinator". Состав команды был подвергнут некоторым изменениям для записи этого полноформата (были приглашены Petr Mecák и Petr "Blackie" Hošek, участие же Necrocok'a в записи некоторыми источниками указывается как "гостевое").
История изменений
Веб-сайты
Официальный сайт:  http://www.mastershammer.com
MySpace-страница:  http://www.myspace.com/97190573
Неофициальный сайт::  http://sweb.cz/masters.hammer/
Видео группы пока не добавлено
Фотогалерея (30 фотографий)
Добавила colder | Дата: 27 сентября 2010 г. | Просмотров: 10607